Кузбасский многоУГОЛЬник, или кто ищет выгоду в банкротстве «Анжерской-Южной»

Кузбасский многоУГОЛЬник, или кто ищет выгоду в банкротстве «Анжерской-Южной»
©freshinfo.net
Добыча и выгодная реализация угля являются единственной возможностью закрыть многомиллиардные долги
Со дня на день в забое кузбасской шахты «Анжерская-Южная» должна возобновиться добыча. Во всяком случае, в настоящий момент никаких законных и административных ограничений в этом вопросе нет. А добыча и выгодная реализация угля на сегодня являются единственной возможностью, чтобы закрыть многомиллиардные долги шахты-банкрота перед кредиторами.

Долговая предыстория

Угледобывающее предприятие в городе Анжеро-Судженске находится в процедуре банкротства уже почти два года. Но за это время задолженность перед кредитными организациями вопреки ожиданиям не сократилась, а финансовое положение самих угольщиков стало ещё более нестабильным. И это при том, что добыча в забое «Анжерской-Южной» все это время велась. По официальным данным кузбасского регионального департамента угольной промышленности, за 2016 года шахта выдала на-гора 1,06 млн тонн угля, а в первом полугодии 2017-ого – 420,6 тыс тонн. При этом максимальная производительная мощность предприятия – 1,4 млн тонн ежегодно. Казалось бы, путь финансового оздоровления шахты-банкрота очевиден: сначала — добывать, затем — выгодно продавать и платить по долговым обязательствам. Но на практике складывалось всё несколько иначе.

Шахта «Анжерская-Южная» была запущена в эксплуатацию в 2005 году. Разработка месторождения осуществлялась совместно двумя взаимосвязанными юридическими лицами ООО «ОЭУ Блок №2 шахта «Анжерская-Южная» и ООО «НПО «Гидроуголь». инвесторами тогда были привлечены кредитные средства в размере 3 млрд рублей под поручительство шахты, но к 2013 годы предприятие было завалено исками о невыплате долгов контрагентам, началось его банкротство, которое завершилось спустя год с приходом нового инвестора – «Банка Российский кредит». Направив в производственный процесс ещё 2 млрд рублей, добычу угля на «Анжерской-Южной» наладили, но в середине 2015 года банк-кредитор лишился своей лицензии и шахта вновь встала. А в феврале 2016-ого суд признал угледобывающее предприятие банкротом, введя на нем процедуру конкурсного управления.

Производственная несамодостаточность

Когда на «Анжерской-Южной» начались серьезные проблемы с кредиторами, под предлогом инвестиционного спасения умирающего предприятия в январе 2016 года создается новая организация — ООО «Блок № 3 Шахта «Анжерская-Южная», руководителем которой становится местный предприниматель Константин Крушинский.

Николай Крушинский
Николай Крушинский ©freshinfo.net

«Для обеспечения социальной стабильности в городе Анжеро-Судженске, сохранения созданных рабочих мест, продолжения производственной деятельности по добыче угля и сохранения взаимосвязанного производства был привлечен инвестор, который путем создания нового юридического лица – ООО «Блок № 3 шахта «Анжерская-Южная» — принял на себя затраты, связанные с поддержанием текущей деятельности шахты, а также основные расходы по социальным обязательствам перед работниками предприятия-банкрота», —

так объясняют появление новой компании кузбасские власти в письме председателю Центрально-Черноземного банка ПАО «Сбербанк». Документ, подписанный заместителем губернатора Кемеровской области по топливно-энергетическому комплексу и экологии Евгением Хлебуновым, оказался в распоряжении нашей редакции.

Такая рокировка фактически и стала началом производственной несамодостаточности Блока№2, поскольку, согласно договору подряда, Блок №3 с февраля 2016 года и до сегодняшнего дня осуществляет и добычу угля в лаве, и его реализацию, по сути являясь единственным покупателем добытого в шахте полезного ископаемого.

Говоря более простым языком, философия работы нового «спасительного» предприятия такая: сами добываем, сами продаем, и при этом практически не берем на себя никакой ответственности. Ведь лицензия на добычу оформлена на Блок№2, к нему же и все требования кредиторов.

— Я считаю, что можно бы было обойтись без Блока№3, — объясняет официальный представитель нынешнего конкурсного управляющего (Владимира Мирного – прим.ред.) Далгат Шахвердиев. — И создание третьего блока сделало неспособным должника осуществлять добычу угля.

Здесь нужно уточнить, что в январе 2016 года, почти весь штат работников Блока№2, а это около тысячи человек был переведён и трудоустроен на новое предприятие — ООО «Блок № 3 Шахта «Анжерская-Южная», в этот же период основная часть горного оборудования, которая использовалась для добычи, почти за бесценок была реализована предприятию-«инвестору». Со слов Далгата Шахвердиева это было решение последнего руководителя Анатолия Костенко, сделки он успел заключить буквально за несколько дней до того, как суд признал его предприятие банкротом и начал процедуру конкурсного управления.

— С тех пор без штата сотрудников, без оборудования Блок№2 не может самостоятельно осуществлять добычу угля, — резюмирует спикер. – И я считаю, что последний руководитель действовал не просто в интересах Блока№3 , он является прямым аффилированным лицом по отношению к тем лицам, которые контролируют Блок№3, поскольку он является отцом финансового консультанта господина Крушинского.

Кстати, «у руля» шахты тот самый руководитель Анатолий Костенко, был ещё долгое время. За два года банкротства у Блока№2 сменилось три конкурсных управляющих, и первые двое из них давали Костенко возможность не отходить от дел. Так, первый конкурсный управляющий Блока №2 Алексей Агафонов, вступив в свою должность, назначил Костенко исполнительным директором, фактически сохраняя его в штате предприятия в роли ведущего руководителя. Во время работы второго конкурсного управляющего — Ирины Ракитиной Анатолий Костенко также имел доверенность с широкими полномочиями на право заключения сделок от лица ООО «ОЭУ Блок №2 шахта «Анжерская-Южная».

Красиво представлено

Тем временем в местных кузбасских СМИ началась активная пиар-компания, в поддержку псевдо-созидательных инициатив Блока№3. Так, на страницах «Комсомольской Правды в Кузбассе» с заголовком «Гарант стабильности» выходит статья о династии Анжеро-Судженских угольных бизнесменов Крушинских. Цитируем: «В 2015 году под непосредственным руководством Николая Крушинского началось возрождение шахты «Анжерская-Южная» <…> При поддержке администрации области и, в частности, губернатора Амана Тулеева Николай Крушинский сумел сохранить жизнеспособность шахты, быстро вывести ее из состояния упадка».

На самом деле, состояние упадка на предприятии-банкроте только усугублялось, парадоксальный факт: в 2016 году ущерб от реализации добываемого на «Анжерской-Южной» угля для Блока№2 составил 1,376 млрд рублей, при этом Блок №3 по данным официальной отчетности показал прибыль в размере 506 млн рублей. Объяснение такому несоответствию простое: у шахты-банкрота подрядчик покупал уголь по заниженной цене, а потом перепродавал по среднерыночной. В результате – преумножалась задолженность по налогам, в должном объеме не исполнялись долговые обязательства. В общей сложности ООО «ОЭУ Блок №2 шахта «Анжерская-Южная» к тому моменту накопило почти 9,8 миллиардов долгов, в том числе около 1,5 миллиарда рублей перед ООО «Сбербанк-Капитал», около 1,6 — перед ООО «Банк Российский кредит» (в лице ликвидатора «Агентство страхования вкладов»), свыше 700 миллионов рублей перед УФНС России по Кемеровской области.

Недовольство кредиторов растет, а и без того сложная ситуация на шахте омрачается несчастным случаем: в забое «Анжерской-Южной» в июле 2017 года происходит выброс метана, погибает горняк. За нарушение требований промышленной безопасности решением суда добычу угля в лаве приостанавливают на квартал.

Конфликтные интересы

Решением Арбитражного суда Кемеровской области в октябре 2017 года на погрязшее в банкротстве предприятие назначается новый конкурсный управляющий Владимир Мирный. Он представляет интересы основных кредиторов.

Чтобы провести инвентаризацию имущества и проверить действующую договорную документацию, Мирный вводит запрет на отгрузку добытого угля. Вслед за этим Ростехнадзор своим решением приостанавливает работу шахты. Из-за угрозы переполнения внутренних складов вести добычу в лаве «Анжерской-Южной» становится попросту небезопасно. Так предприятие продолжает простаивать на протяжении ещё почти двух месяцев, переговоры между конкурсным управляющим Владимиром Мирным и основным подрядчиком ООО «Блок №3 шахта Анжерская-Южная» затягиваются, последние откладывают исполнение предписаний Ростехнадзора. Кроме того, не удается долгое время договориться и о цене угля.

— Для них (ООО «Блок № 3 шахта «Анжерская-Южная» — прим. ред.) непривычно, что в их деятельность кто-то вмешался, что вмешались кредиторы, — комментирует сложившуюся на шахте ситуацию официальный представитель конкурсного управляющего Далгат Шахвердиев. — Ранее их никто не контролировал, на протяжении более чем полутора лет они самостоятельно для себя формировали цену отпускаемого угля, а также цену добычи и, таким образом, извлекали для себя ощутимую прибыль.

Новый поворот

На нарастающую социальную напряженность из-за простоя угледобывающего предприятия одним из первых отреагировал уполномоченный представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло. В начале декабря он побывал в Кузбассе на межрегиональном молодёжном фестивале, после чего ответил на вопросы журналистов. Представителей СМИ интересовала не только работа студенческих объединений, но и мнение полпреда по острым региональным вопросам. Полпред тогда заявил, что конфликт собственников на шахте должен быть урегулирован.

— До 15 декабря в соответствии с коллективным договором должна быть выплачена зарплата за ноябрь, и она будет выплачена. Подчеркиваю, люди страдать не должны, и люди страдать не будут, —

сказал Сергей Меняйло.

Спустя несколько дней, рабочую встречу с основным кредитором «Анжерской-Южной» ООО «Сбербанк-Капитал» в лице гендиректора Ашота Хачатурьянца проводит кузбасский губернатор Аман Тулеев. Как говорится в официальном сообщении пресс-службы администрации Кемеровской области, «в результате конструктивного диалога на встрече достигнута договоренность о своевременной выплате заработной платы горнякам «Анжерской-Южной», несмотря на ее простой. Также полностью будет сохранен и коллектив предприятия. Кроме того, сторонами выработана дальнейшая стратегия действий по урегулированию споров хозяйствующих субъектов предприятия: ООО «Сбербанк Капитал» и ООО «Блок № 3 шахта «Анжерская-Южная».

Как уверяют в блоке арбитражного управляющего Владимира Мирного, с этого момента их переговоры с подрядчиком на шахте стали более конструктивными, в частности, удалось разрешить два принципиальных вопроса. Во-первых, достигнута договорённость о цене угля, она составит – 3,6 тысяч рублей за тонну. Во-вторых, появилась определенность в вопросе о возобновлении добычи в лаве «Анжерской-Южной».

— Началась работа по устранению нарушений согласно предписаниям Ростехнадзора, поскольку уже было очевидно, что запуск лавы необходимо произвести, — рассказал Далгат Шахвердиев. — Путем переговоров мы убедили Блок№3 устранить нарушения, это их прямая обязанность, мы со своей стороны подали ходатайство об отмене постановления суда о приостановлении работы по лаве. 27 декабря была очередная проверка, и в судебном заседании было представлено положительное заключение Ростехнадзора об отсутствии нарушений, в результате судебное постановление отменено. Фактически на сегодняшний день ограничений для добычи нет.

Таким образом, на сегодня первоочередной задачей угледобывающего предприятия является запуск производства и обеспечение безопасности при проведении горных работ. Чтобы удовлетворить законные требования кредиторов, у предприятия-должника есть самый главный ресурс – это лицензия на добычу угля, его реализация на выгодных условиях позволит угольщикам исполнить свои долговые обязательства, тем более что конъюнктура на отраслевом рынке сегодня активно этому способствует.