Нефтяной «голод» Михаила Гуцериева

Нефтяной «голод» Михаила Гуцериева

Новым владельцем нефтяной компании «Нобель Ойл» стал кипрский офшор «Sarenoti ltd», бенефициаром которого называют бизнесмена Бекхана Агаева. Его покойный отец Ваха Агаев был депутатом Госдумы от КПРФ и создателем компании «Юг-нефтепродукт», в которой Агаев-младший занимал пост вице-президента. Многолетним деловым партнером семейства являлся скандально известный олигарх, владелец холдинга «Сафмар» Михаил Гуцериев. Сегодня входящая в структуру «Сафмара» компания «Нефтисса» на коммерческой основе оказывает операторские услуги «Нобель Ойл». Между тем, нефтяной бизнес самого Гуцериева находится в глубоком кризисе: эксперты предрекают неизбежный скорый дефолт компании «РуссНефть», а 25% ее уставного капитала оказались в собственности банков «Траст» и ВТБ. Миллиардные долги побуждают Гуцериева к продаже активов, одним из которых уже в ближайшее время может стать негосударственный пенсионный фонд «Сафмар», уже прекративший финансирование не только «РуссНефти», но и другой аффилированной структуры – «Объединенной вагонной компании». Ряд принадлежащих бизнесмену нефтяных предприятий, включая «Нефтиссу» и «ФортеИнвест», декларируют многомиллиардные убытки. Их учредителями неизменно выступают офшорные фирмы, а средства могут выводиться и вкладываться в приобретение заграничных активов. Например, таких, как купленный сыном олигарха Саидом Гуцериевым белорусский «Паритетбанк».

«Нобель Ойл» меняет владельца

Новым владельцем компании «Нобель Ойл», разрабатывающей ряд крупных месторождений в Коми и ХМАО с запасами порядка 86 млн тонн нефти, стала кипрская офшорная структура «Sarenoti ltd». В ее собственность отошли также добывающие активы предприятия «Нефтус» и «Колванефть». Стоимость сделки не озвучивается, но по мнению экспертов она может достигать 100 млн долларов.

Официально офшор принадлежит некоему Константиносу Николаидису, однако, по информации «Коммерсанта», его бенефициаром может быть бизнесмен Бекхан Агаев – сын бывшего депутата Госдумы от КПРФ Вахи Агаева, умершего в сентябре прошлого года от коронавируса.

Предыдущими собственниками «Нобель Ойл» являлись Григорий Гуревич и компания «China Investment Corporation» (CIC – партнер РФПИ по Российско-китайскому инвестиционному фонду): им принадлежало, соответственно, 50% и 45% компании. Владельцем еще 5% выступала гонконгская «Oriental Patron Financial Group» (OPFG).

Как сообщает «Коммерсант», иностранные инвесторы вошли в капитал компании в 2009 году. Изначально предполагалось, что вложения CIC составят 300 млн долларов, из которых в 100 миллионов оценивалась стоимость акций, а остальные средства должны были быть направлены на приобретение новых активов. Однако полномасштабная разработка месторождений так и не началась, а в 2014 году, в связи с девальвацией рубля и снижением цен на нефть, перед владельцами встал вопрос привлечения новых инвесторов.

В 2019 году Сбербанк подал иск о банкротстве добывающего предприятия «Нефтус» и его «дочерней» структуры «Колванефть», имевших долг по кредиту в размере 80 млн долларов. Но уже в январе прошлого года право требования задолженности по договору цессии перешло к кипрской «Sarenoti ltd» (с учетом частичного погашения она обязалась выплатить Сбербанку 72 млн долларов).

Михаил Гуцериев – друг семьи Агаевых

Примечательно, что сегодня операторские услуги «Нобель Ойл» на коммерческой основе оказывает нефтяная компания «Нефтисса», принадлежащая семейству одиозного олигарха Михаила Гуцериева и входящая в структуру холдинга «Сафмар». Однако в самом холдинге какое-либо участие в сделке категорически отрицают.

Между тем, давние коммерческие связи между бизнесменами имеются. Как известно, клан Агаевых занимается нефтяным бизнесом еще с 1990-х. Тогда ныне покойный Ваха Агаев создал компанию «Юг-нефтепродукт», включавшую Краснодарский НПЗ и имевшую долю в Туапсинском НПЗ. Авторы публикации в «Новой газете» называли бизнесмена одним из «основных игроков» на нефтяном рынке Чечни и человеком, близким к главе республики Рамзану Кадырову. Бекхан Агаев занимал пост вице-президента в компании отца.

В 2004 году пакет акций в Туапсинском НПЗ был продан «Роснефти», а через год основным владельцем Краснодарского НПЗ стала «РуссНефть» Михаила Гуцериева. Последнего в прессе неоднократно называли деловым партнером Агаева-старшего, который, однако, предпочел воздержаться от участия в политических играх своего компаньона и не вступал в противостояние с Кремлем.

Начиная с 2011 года Ваха Агаев представлял КПРФ в нижней палате парламента. В 2016-м его «Юг-нефтепродукт» стала одним из основных спонсоров избирательной кампании партии Геннадия Зюганова. Бекхан Агаев также прошел в Госдуму, но уже от «Единой России» и пробыл депутатом всего один созыв – до выборов 2016 года.

Все это время прежние компаньоны продолжали поддерживать тесные контакты. В некрологе Агаеву Гуцериев назвал его своим «самым близким другом», которого он знал «на протяжении почти сорока лет». Так не мог ли «музыкальный» олигарх способствовать сыну покойного друга в покупке нефтяного актива? И не преследует ли он при этом неких собственных целей?

«РуссНефть» на пороге дефолта?

Сегодня бизнес самого Гуцериева переживает далеко не лучшие времена. Это касается, в том числе, и его нефтяных активов. Напомним, что в прошлом году агентство «Moody’s» понизило рейтинг компании «РуссНефть» с «Caa1» до «Caa2». Одновременно агентством также снижен рейтинг дефолта предприятия с «Caa1» до «Caa3».

О чем это говорит? Из сообщения ТАСС следовало, что данные показатели свидетельствуют о возросшей вероятности дефолта по финансовым обязательствам в течение ближайших 12-18 месяцев. При этом уточнялось, что размер задолженности компании по кредитам составляет 1,17 млрд долларов.

Ухудшение показателей «РуссНефти» аналитики «Moody’s» объясняли резким падением мировых цен на нефть при ограниченном потенциале восстановления, а также с дивидендной политикой компании, предполагающей ежегодную выплату дивидендов по привилегированным акциям в размере 60 млн долларов. В общем, дефолт дефолтом, а дивиденды дивидендами. Миллиардов, как известно, лишних не бывает.

Кстати, осенью 2019 года «Forbes» оценивал совокупный долг коммерческих структур Гуцериева и его племянника Микаила Шишханова в 15 млрд долларов, что по текущему курсу Центробанка составляло почти 1 трлн рублей. Их крупнейшими кредиторами назывались Сбербанк и «банк плохих активов» «Траст».

В руководстве «Сафмар» эту информацию категорически отрицали, заявляя, что ни сам холдинг, ни персонально Гуцериев «не имеют никакого отношения к долгам Бинбанка и Рост Банка, любым другим обязательствам их экс-акционера М. Шишханова и бывших топ-менеджеров».

Неприятные реалии владельца «Сафмара»

Впрочем, уже давно не является секретом, что олигарх воспринимает в штыки появление любой негативной информации о себе и своих активах и неизменно выступает с ее опровержениями. Его нисколько не смущает, что спустя какое-то время негатив полностью подтверждается. В качестве примера можно привести сообщения об обысках, проводившихся в декабре 2019 года в офисе компании «ФортеИнвест», которой руководит сын бизнесмена Саид Гуцериев.

Тогда в официальном ответе холдинга «Сафмар» говорилось об отсутствии у силовиков каких-либо претензий, а появившиеся в СМИ публикации были расценены как «фейк и провокация». Вот только уже в январе выяснилось, что уголовное дело все-таки имеет место, и связано оно с контрабандными поставками на Украину дизельного топлива, закупленного именно у «ФортеИнвест».

По данным, озвученным РБК, объем контрабанды составлял порядка 100 тыс. тонн нефти и нефтепродуктов, а размер ущерба оценивался в 2 млрд рублей. Правда в итоге отец и сын Гуцериевы, а также несколько топ-менеджеров компании, получили статус свидетелей. Главным же и единственным виновником была названа находящаяся вне российской юрисдикции фирма-трейдер «Cantarell Trading», руководство которой объявило, что оно по собственной инициативе изменило пункт назначения купленного нефтепродукта и вместо ранее оговоренной Турции, дизель доставили на Украину.

Добавим также, что после санации «Бинбанка» «Траст» сосредоточил в своих руках все кумулятивные привилегированные акции «РуссНефти», составляющие 25% ее уставного капитала. Еще в октябре 2019 года банковское руководство высказывало намерение продать на торгах весь имеющийся пакет ценных бумаг. Это сообщение заставило Гуцериева искать выход из непростой ситуации.

В итоге в феврале прошлого года стало известно, что 8,48% акций у «Траста» приобрела «дочерняя» структура ВТБ компания «Бизнес финанс». Олигарх, в свою очередь, гарантировал их выкуп в 2026 году, обязавшись заплатить 21 млрд рублей. Все это время банк будет получать причитающиеся ему дивиденды. Вот только состоится ли сделка – большой вопрос. Где возьмет пару десятков миллиардов уже и так являющийся должником Гуцериев?

Пенсионный фонд в поисках покупателя

О затяжном финансовом кризисе свидетельствует также намерение Гуцериева продать негосударственный пенсионный фонд (НПФ) «Сафмар», о чем в прошлом сентябре сообщил «Коммерсант». По данным Центробанка, на середину 2020 года НПФ «Сафмар» занимал 7-е место среди российских фондов по объему активов: они составляли 275,3 млрд рублей, из которых 260,2 миллиарда приходилось на пенсионные накопления. Число клиентов НПФ насчитывало порядка 4 млн человек.

Стоимость фонда оценивалась в 10 % от его активов, то есть ориентировочно в 25-30 млрд рублей. Среди потенциальных покупателей называли Сбербанк, ВТБ и Промсвязьбанк, вот только никаких договоренностей о заключении сделки с ними достигнуто не было.

В январе стало известно, что фонд резко сократил вложения в акции: за четвертый квартал 2020 года – на 5,3 млрд рублей или на 8,3%. Рыночный портфель ликвидных акций снизился на 1,4 миллиарда до 10,4 млрд рублей. При этом основное сокращение затронуло ценные бумаги двух эмитентов – компании «РуссНефть» (на 2 миллиарда) и «Объединенной вагонной компании» (ОВК) (на 1,8 миллиарда). Обе, как известно, аффилированы с холдингом «Сафмар». Фонд также полностью вышел из акций «Роснефти».

По мнению экспертов «Коммерсанта», сокращение доли в стратегических активах может объясняться подготовкой НПФ к его предстоящей продаже. В этом случае он будет передан новым собственникам «без излишне рисковых активов и без вложений в ценные бумаги».

Ранее в СМИ появлялась информация о том, что заинтересованность в консолидации негосударственных пенсионных фондов проявляет владелец группы «Регион»Сергей Судариков, считающийся человеком из близкого окружения главы «Роснефти»Игоря Сечина. С «Регионом» связывают бизнесмена Павла Ващенко, который в 2018 году выкупил 18,82% акций принадлежащей Гуцериеву «Объединенной вагонной компании».

Нефтяная прибыль уходит… в Белоруссию?

Итак, сегодня Михаил Гуцериев сокращает финансирование ряда своих активов, включая «РуссНефть», которой эксперты предрекают близкий дефолт. Кроме того, он готов расстаться с НПФ «Сафмар», выставив его на продажу.

Ситуация в нефтяном бизнесе олигарха сложилась весьма непростая. Так, одна за другой были ликвидированы шесть из семи учредителей «РуссНефти» и большой вопрос, кому она сегодня принадлежит. Единственным действующим владельцем остается ОАО ИК «Надежность», принадлежащее кипрскому офшору «АРРОУКРОФТ ЛИМИТЕД». Эта структура и является фактическим собственником компании?

Если так, то ничего удивительного в этом нет: работа с офшорами представляет собой одну из особенностей ведения дел семейством Гуцериевых. Например, та же «Нефтисса», предоставляющая операторские услуги «Нобель Ойл», принадлежит зарегистрированной на Кипре фирме «ДОЛМЕР ЭНТЕРПРАЙЗИС ЛИМИТЕД». Финансовые показатели нефтяной компании выглядят катастрофически: в 2019 году при выручке 3,8 млрд рублей, ее убытки составили 4,2 миллиарда.

«ФортеИнвест», которой руководит Саид Гуцериев, официально оформлена на кипрскую «СТАРМАЛИ ЭНТЕРПРАЙЗИС ЛИМИТЕД». Предприятие также работает «в минус»: в 2019 году, имея выручку в 180 миллиардов, оно официально задекларировало убытки в размере 5,9 млрд рублей.

Является ли такое положение дел следствием неэффективного управления? Или полученная прибыль выводится на офшорные счета и затем вкладывается в зарубежные активы? В такие, как принадлежавший правительству Белоруссии «Паритетбанк», выкупленный Саидом Гуцериевым в апреле прошлого года. Показательно, что официальным собственником кредитного учреждения стал опять-таки кипрский офшор «Beristore Holdings Limited».

Удивляться такому вложению капиталов не стоит, ведь Михаил Гуцериев давно известен своей дружбой с белорусским президентом Александром Лукашенко. Причем «Паритетбанк» является далеко не единственным активом олигарха в условно братской республике. И когда в далеком 2007 году у бизнесмена возникли проблемы с законом в России, Белоруссия стала «запасным аэродромом», откуда он беспрепятственно выехал сначала в Турцию, а затем в Великобританию.

Не исключено, что сегодня Гуцериев снова готовится к отъезду за кордон. С этой целью он и готовит к продаже часть российских активов. Что касается нефтяной компании «Нобель Ойл», то олигарх уверяет, что никакого отношения к ней не имеет. Видимо, просто будет оказывать помощь в управлении предприятием Бекхану Агаеву, сыну своего старого друга. И заодно получать причитающиеся за это проценты. Деньги ведь лишними не бывают.