Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Когда Соединённые штаты накрыла Великая Депрессия, как маленький огненный тоник для поколения находившихся в растерянности людей, отчаянно нуждавшихся в том, что подняло бы их дух, появился Джимми МакЛарнин. Он собирал на свои поединки огромные толпы людей, главным образом небогатых ирландских переселенцев, которые охотно платили свои небольшие средства, чтобы следить в ринге за бойцом носившим прозвища «Убийца с лицом ребёнка» и «Белфастский паук».

Дар Джимми вызывать интерес зрителей к своим поединкам творила чудеса с его гонорарами, так как промоутеры не торговались и не спорили с менеджером МакЛарнина, Чальзом Фостером.

«Джимми выступает, – говорил Фостер, – и ему нужно заплатить».

Динамичный – то слово, которым можно описать стиль ведения поединков Джимми МакЛарнином. Эта характеристика адекватно описывает темп, в котором сражался этот боксёр. Но сам по себе данный термин не способен дать полное представление о Джимми, который являлся хитрым и умелым мастером ринга, в той же степени, в которой был яростным атакующим бойцом.

Его великий соперник Барни Росс, с которым МакЛарнин встретился в трёх ставших классикой своего времени поединках, вероятно, больше других знал о часто недооценивавшейся универсальности Джимми и его мышлении в ринге.

«МакЛарнин стремился закончить каждый бой в первом же раунде, если имел возсожность», – рассказывал Росс. «Он выходил с первым звонком, с мыслью быстро нокаутировать соперника. Но если ему не удавалось сделать этого в ранних раундах, Джимми успокаивался и превращал бой в поединок боксёров с большим количеством финтов, движения и контрударов. Он старался убедить вас в том, что, с ним не так уж сложно делить ринг. Но с Джимми нельзя было позволять себе расслабляться, потому что это было именно то, чего он ждал. Видите ли, у него всегда был наготове нокаутирующий удар и МакЛарнин был готов нанести его при малейшей возможности. С ним вы находились в опасности каждую минуту и ​​никогда не могли позволить себе расслабиться, даже на секунду».

МакЛарнин обеспечивал удивительные для времени на которое пришлась его карьера цифры посещаемости своих многочисленных захватывающих боёв. Начало февраля 1928 года не могло быть более зрелищным, определяющим и закрепляющим популярность МакЛарнина у его легиона болельщиков. Джимми нокаутировал опытного и быстрого Сида Терриса ударом правой в челюсть и был доставлен в свою раздевалку на плечах теми, кто бросился его приветствовать.

Известность МакЛарнина быстро росла и посещаемость его боёв, как следствие, не шла на спад. Он собрал 18 000 человек, лично ставших свидетелями нокаута Терриса, а уже в 1929 году почти 80 000 человек пришли отдать дань уважения своему любимцу на его поединках с Рэем Миллером и Руби Гольдштейном и двух боях с Джо Гликом. Победа Джимми над Гольдштейном в декабре была одержана всего через два месяца после крушения на Уолл-стрит, однако на поединке побывали 19 541 человек, обеспечивших сборы в 87 760 долларов.

МакЛарнин ещё не став чемпионом мира, уже прошёл большой путь от своих бедных корней. Тех корней, которые тянулись в Хиллсборо в Северной Ирландии где Джимми родился и провёл детство. Ему было всего шесть лет, когда семья МакЛарнина перебралась через океан в Ванкувер, и он с самого раннего детства шёл к боксу. Ему было десять лет, когда он заработал свой первый официальный гонорар в один доллар, повредив в бою пальцы, из-за того что не умел правильно бить.

МакЛарнину было всего тринадцать лет, когда он встретил Фостера, являвшегося одним из наиболее квалифицированных менеджеров, своего времени. Для Джимми Фостер также оказался одним из самых сострадательных и щедрых людей.

Фостер знал бокс в деталях и делился своими знаниями, а Джимми впитывал их как губка. Фостер не стремился искоренить тягу своего злющего протеже к хорошей старомодной драке, но умело изменял стиль МакЛарнина, чтобы сочетать в нём навыки и мышление. Фостер помог Джимми развить скорость и глазомер, обрабатывая и обучая его, подобно тому как обучают молодую скаковую лошадь. Это была тяжелая работа, но МакЛарнин полностью отдавал себя в стремлении стать разносторонним бойцом. В последующие годы Джимми с удовольствием рассказывал, что к тому времени, когда ему было девятнадцать, на его банковском счёте уже было сто тысяч долларов.

Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Чарльз Фостер и Джимми МакЛарнин

Но, на первоначальном этапе карьеры для Джимми главной проблемой являлось отнюдь не трееировки и совершенствование навыков. У него была другая проблема – ему нужно было подрасти, так как юноша был очень мал.

МакЛарнин рассказывал писателю Питеру Хеллеру:

«Я солгал о своём возрасте, когда начинал карьеру. Когда я приехал в Калифорнию, то сказал, что мне восемнадцать лет, но на самом деле мне было шестнадцать. Я не люблю врать, но это был вопрос выживания, потому что мы ужасно недоедали. Когда я приехал в Калифорнию, я был очень мал – четыре фута одиннадцать дюймов роста и 108 фунтов веса. Я не мог драться, потому что выглядел очень молодо. Я пробыл в Сан-Франциско около трёх месяцев, прежде чем смог провести бой. Это стало настоящей проблемой. Я находился вдали от дома и скучал по родным. Мы жили в небольшом местечке, проживание в котором стоило нам семь долларов в месяц и это было плохое место. У меня не было друзей и поддержки и это было сложно. В таких условиях я начал боксировать в Соединенных Штатах.

Когда я сражался с Фиделем ЛаБарбой, он был в весе мухи, а я в легчайшем. Мне было шестнадцать лет в то время. Фидель был жёстким бойцом. Он имел один из лучших левых хуков. Он был сильным и умел хорошо двигаться. Я был лучше как боксёр и имел больший рич и использовал это. Я джебил и бегал, джебил и бегал. Я бежал, и не стыжусь этого, потому что это очень глупая идея оставаться рядом и позволять ударить по своему лицу кулаком. Поэтому я продолжал двигаться и держал свой левый джеб прямо на его лице. У него был отличный левый крюк в живот. О, чёрт, он ударил меня несколько раз и я подумал, что мне разом вырвали все зубы. Он был настоящим панчером».

То, чем послужной список МакЛарнина из 69 проведённых поединков, выделялся – это удивительное качество соперников, с которыми он сражался и которых побеждал. Не менее тринадцати из них в тот или иной момент своей карьеры являлись чемпионами мира. Даже на начальных этапах своего пути в боксе Джимми сражался с истинными мастерами ринга разных весовых категорий, такими как Бад Тейлор и Мемфис Пал Мур. Грозный филиппинский вихрь Панчо Вилья, являлся чемпионом мира в наилегчайшем весе, когда МакЛарнин победил его решением судей в 1925 году. Вилья завоевал титул своей знаменитой победой над великим Джимми Уайльдом, но был обыгран ещё совсем юным Джимми.

МакЛарнин всегда честно признавал, что Вилья, возможно, недооценил его и восхищался боевыми талантами своего великого соперника. Джимми сумел набирать очки, удерживая Панчо на расстоянии большую часть боя, но не ушёл с ринга без ущерба для себя. Эффективность Вильи в ближнем бою была такова, что после поединка в результате его ударов уши МакЛарнина почернели.

«Белфастский Паук» начал последовательно увеличивать свой со времени ставший впечатляющим рекорд. Два боя спустя МакЛарнин за два раунда нокаутировал будущего чемпиона мира в полусреднем весе Джеки Филдса в Олимпийском зале в Лос-Анджелесе, четырежды сбив Джеки с ног по ходу боя.

Бой в котором Джимми остановил Луиса Каплана в Чикагском Колизее в 1927 году стал триллером, по ходу которого МакЛарнин проявил стойкость и волю к победе. Сбитый с ног в первом и втором раундах, Джимми переломил ход боя, чтобы отправить Каплана в нокдаун в четвёртом и пятом, а затем нокаутировал его в восьмом.

И всё же путь Джимми к титулу нельзя назвать лёгким и безоблачным. Когда в 1928 году он бросил вызов Сэмми Мэнделлу за титул чемпиона мира в лёгком весе, ирландец столкнулся с мастером, который убедительно перебоксировал его в течение пятнадцати раундов.

«Он дал мне прекрасный урок бокса», – признался МакЛарнин.

Джимми хорошо проявил себя в лёгком весе, но напряжение связанное с тем, чтобы сделать вес начинало сказываться на нём. Это уже позже выступая в полусреднем весе, он оказался в своей истинной стихии где провёл некоторые из самых захватывающих поединков с другими великими воинами ринга.

Джимми принял поражение от Манделла, взял у Сэмми убедительный реванш, победив в двух последующих боях и продолжил свой путь. МакЛарнин победил Янга Джека Томпсона в Мэдисон Сквер Гарден в 1930 году, несмотря на то, что в первом раунде у него была сломана рука.

Журналисты долгое время вспоминали незабываемую трилогию Джимми с боксёром Билли Петролле, известным как «Фарго-экспресс». Билли не стал чемпионом мира в свою крайне конкурентную эпоху, но он был великолепным бойцом, который создавал проблемы всем, с кем сражался и казался не способным скучно вести бой. Входя в свой первый бой против МакЛарнина, «Фарго-экспресс» имел в послужном списке цифры 99-17-12.

Билли привёл Джимми и Мэдисон Сквер Гарден в шок, дважды заставив героя нашего повествования выслушать счёт до девяти в четвёртом раунде, прежде чем апсетом победить его решением судей. Утверждали, что МакЛарнин повредил правую руку во втором раунде этой жаркой войны и использовал её экономно на протяжении последующего боя, что, во многом, и не позволило ему победить.

Но Джимми взял реванш. В течении последующих девяти месяцев нью-йоркским фанатам посчастливилось наблюдать ещё два праздника бокса в исполнении МакЛарнина и Петролле и Джимми выиграл оба поединка.

МакЛарнин являлся исключительным маленьким бойцом. Фостер обеспечивал ему мудрый совет о том, на что стоило обратить внимание, а Джимми научился адаптировать свой стиль к различным соперникам и ситуациям в ринге.

Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Джимми МакЛаннин и Чарльз Фостер

Он многому научился, когда в 1932 году остановил толстого старого бойца известного как Бенни Леонард. Увядающая пародия на того, кем являлся некогда сказочный «Волшебник Гетто», которого многие эксперты до сих пор считают лучшим легковесом в истории бокса, всё ещё был достаточно хорош для того, чтобы справиться с большинством соперников. МакЛарнин смог убедиться в величии Бенни и увидеть как старый маэстро, умеет извлечь выгоду из любой слабости, которую обнаруживал в противнике. Джимми был рад своей победе и он мог только представить, насколько Леонард был бесподобен в свои лучшие годы.

МакЛарнин долгое время был близок к бою за титул и он отправился в Лос-Анджелес, чтобы попроюовать воплотить свой шанс в жизнь. И всё же считалось серьёзным апсетом, когда МакЛарнин сорвал корону чемпиона мира в полусреднем весе с великого Янга Корбетта III, нокаутировав его всего за один сенсационный раунд.

Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Макларнин, рефери Блейк и Корбетт

Часто забытый историками Корбетт проиграл всего двенадцать раз за свою карьеру в 157 боях и был далёк от завершения карьеры после того, как МакЛарнин сбросил на него бомбу, взяв в дальнейшем скальпы таких отличных бойцов как Билли Конн, Фред Апостоли, Микки Уолкер и Гас Лесневич.

Джимми МакЛарнин, приёмный «Изумруд Нью-Йорка», оказался на вершине мира. Это произошло весной 1933 года, и в течение следующих двух лет Джимми сражался только с одним соперником в напряжённой саге из трёх боёв, которая взволновала жителей Нью-Йорка и приковала внимание всего мира бокса. МакЛарнин выявлял лучшего с Берилом Рософски, что, конечно же, звучит гораздо официальнее, чем Барни Росс.

Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Джимми МакЛарнин и Барни Росс

По сей день они связвны друг с другом как более примитивная версия Лорел и Харди в умах и сердцах историков бокса. МакЛарнин и Росс, Росс и МакЛарнин – как бы это не произносилось, это звучит легко и знакомо. Посмотрите на различные рейтинги величайших боксёров-полусредневесов в истории – Джимми и Барни всё ещё находятся там одинаково высоко. Так и должно быть.

Два маленьких титана собрали 60000 человек в Мэдисон Сквер Гарден на первую часть трилогии, в ходе которой Барни забрал титул у Джимми. МакЛарнин вернул пояс во второй главе противостояния, но Росс финишировал победителем в их заключительном бою на Поло Граундс в 1935 году.

Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Джимми МакЛарнин и Барни Росс в ходе взвешивания перед вторым поединком

Это лишь слова, которыми не описать то, насколько все три их поединка были близки и упорны, несмотря на часто смехотворно широкий счет чиновников. После каждой главы этой незабываемой трилогии мнения о том, кто же действительно победил были резко противоположными. Например, когда Росс выиграл третий поединок, наблюдавший бой в рингсайде Джин Танни был шокирован результатом, высказав мнение, что МакЛарнин выиграл как минимум тринадцать из пятнадцати раундов.

Джимми воспринимал происходившее филосовски. Он не любил злиться и разглагольствовать, когда чувствовал, что жизнь нанесла ему удар. МакЛарнин признал Барни отличным бойцом и был совершенно прав в этом. Росс не умел бить так, как Джимми, но его навыки часто заставляли противника выглядеть глупо в ринге.

Все и особенно восторженные ирландские и еврейские общины Нью-Йорка хотели увидеть четвёртый бой. А пока шли переговоры Джимми был занят так, как он делал это всегда – он не пинал банки с томатами в лице слабых бойцов, а делил ринг с великими Тони Канцоньери и Лу Амберсом.

Четвёртый бой МакЛарнина с Россом так и не состоялся. Переговоры осложнились и у Джимми кончилось терпение. Именно тогда он и Фостер нанесли свой последний мастерский удар – они повесили перчатки. Джимми было двадцать девять лет, он был здоров и умело инвестировал свои доходы. Зачем же портить то, что складывается хорошо?

Джимми МакЛарнин: Изумруд Нью-Йорка

Джимми МакЛарнин и Джо Луис

Когда Фостер скончался, он оставил двести тысяч долларов в наследство своему любимому Джимми, что ещё больше увеличило его состояние.

Джимми МакЛарнин прожил до 96 лет, скончавшись 28 октября 2004 года. Его считают вторым (после Сэма Лэнгфорда) величайшим боксёром Канады. В 1991 году Джимми МакЛарнин включён в Международный зал славы бокса, а в 1994 году журнал The Ring поставил его на пятое место своего рейтинга лучших полусредневесов в истории бокса.

Джимми Бивинс, Джимми Макларнин и Джерси Джо Уолкотт

Ирландская удача? Возможно. Но если посмотреть на карьеру Джимми МакЛарнина, его решимость и самоотдачу в ринге легко понять, что достигнутое боксёром – результат тяжёлого труда, здравого смысла и готовности учиться на своих ошибках. Если в чём-то ему везло, то МакЛарнин вполне заслужил свою удачу.